Регистрация
Впервые
на ИвановоМама?

Пройдите простую регистрацию
Автор: Администратор
елена налимова: «я не хочу проходить мимо»

Елена Налимова: «Я не хочу проходить мимо»

 

Супруга губернатора Елена Налимова создала и возглавила Ивановскую областную общественную организацию «Женская инициатива». Ее работа изменила отношение к благотворительности многих ивановских предпринимателей и их жен. Как выяснилось, сферой благотворительности интересы Елены Олеговны не ограничиваются.

- Вы, коренная москвичка, приехали из столицы в Иваново. Ваши впечатления сразу после приезда и от жизни здесь.

- Первое, что я почувствовала – насколько отличается и ментальность людей, и ритм их жизни. Москвичи, может, менее эмоциональны, но привыкли жить в высоком темпе, ивановцы же – в более медленном и размеренном. Но, мне показалось, что люди в Иванове более душевные. Обживались мы здесь не без приключений, но сейчас все наладилось, и мне здесь вполне комфортно. То, что мой муж первое лицо области и публичный человек, создает мне в том числе и некоторые неудобства. Например, наши дети вынуждены посещать различные заведения под моей фамилией. А когда недавно у дочери брали анализ крови, и няня додумалась сказать в поликлинике ее настоящую фамилию, у ребенка было два прокола в пальце и море слез – видимо, медсестра переволновалась… Я лишний раз поняла, что ради детей я буду скрывать их настоящую фамилию столько, сколько будет возможно.

-

В свидетельстве о рождении у детей фамилия отца?

- Да. Пока они не пошли в школу, есть возможность особо не афишировать то, что они - губернаторские дети.

- А у вас в паспорте?

- Я не меняла фамилию. На самом деле у нас с мужем и так одинаковые фамилии: мень и налим- разные названия одной и той же рыбы (точнее, мень- старорусское название рыбы налим). Поэтому менять фамилию не вижу никакого смысла.

-

А почему вы живете здесь, а не в Москве, не в Европе или где-то еще?

- Если жить отдельно от мужа, я не понимаю смысла образования семьи. Что касается жизни за рубежом, я закончила школу с углубленным изучением французского языка и имела возможность пожить за границей. Еще тогда я четко поняла, что у нас другая ментальность. К примеру, я не могу подать на стол ровно «три кусочка колбаски» по количеству людей, которые присутствуют за столом, не понимаю также, почему мужчина приглашает тебя в ресторан, а платит каждый за себя. К этому, наверное, надо привыкнуть, но я не хочу - мне - нравится в России.

- Легко ли вообще быть женой губернатора?

- Никогда не думала об этом. Знаю одно: мне легко быть женой человека, которого я люблю, а все остальное - мелочи. Да, иногда приходится ходить туда, куда тебе не хочется, делать то, что не хочется, и внутри возникает протест. Но если я выбрала такого человека, а он выбрал такой путь – то мне не остается ничего другого, как следовать за ним. У нас в семье так заведено, что даже если я в чем-то не согласна с мужем, прилюдно я все равно поддержу его точку зрения, а свое мнение буду высказывать и отстаивать дома.

- У любого местного человека здесь есть связи, в том числе родственные, друзья, сложившийся круг общения. Вы же, как мне кажется, про любого, кто приближается ближе, чем на километр, думаете: а что ему от меня надо? 

- Мы живем здесь уже 6 лет и все это время я ограничена в общении со старыми друзьями, с родителями, вынуждена настороженно относиться к людям и, конечно, испытываю от всего этого психологический дискомфорт. Я прекрасно понимаю, что в регионе относятся к нам по-разному: кто-то хорошо, кто-то плохо, кто-то держит нейтралитет. Я также понимаю, что весь негатив, который направлен в целом на власть, аккумулируется прежде всего на моем муже и соответственно на нашей семье, и что бы я ни делала, что бы ни говорила, этот негатив все равно будет.

Но я очень энергичный человек и не могу сидеть без дела. Я всю жизнь работала, начиная со школы (мама заболела и чтобы помогать кормить семью, я занималась переводами). А здесь я не могу себе этого позволить, потому что понимаю: если пойду на хорошую работу, скажут, взяли по блату, и чем бы я ни занималась, будут искать какой-то протекционизм для той компании, в которой я работаю. Поэтому я предпочитаю продолжать реализацию некоторых московских проектов, которыми начала заниматься, когда еще мы жили в Москве, и вынуждена для этого иногда выезжать в столицу. Но это не имеет отношения к общественной деятельности, и в частности, к работе общественной организации «Женская инициатива».

- А вы не рассматривали такой вариант, как пойти в политику? Ходили слухи, что вас то выберут депутатом Госдумы, то вы станете членом Совета Федерации…

- Подобные слухи – глупость. Считаю, что в семье достаточно одного политика. К тому же я очень эмоциональна для политика и могу легко наговорить того, что может поставить крест на политической карьере. Я очень хорошо вижу людей. Если человек вор, я не могу не сказать ему об этом, хотя и пытаюсь себя сдерживать. Многие конфликты возникают из-за того, что я говорю то, что думаю, а это не всем нравится. Муж тоже говорит: «Мой самый большой недостаток – твоя эмоциональность».

- В этом смысле вас разве не закалил опыт работы в Госдуме?

- Наверное, нет, хотя он много что дал. Начинала я с помощника депутата Московской городской думы, оттуда меня пригласили в аппарат Государственной думы. Притом это была совсем другая Госдума, нежели сейчас: у депутатов было гораздо больше возможностей влиять на ситуацию в стране.

В Совете Федерации, куда меня позже пригласили из Госдумы, я участвовала в работе парламентской группы «Федерация».

- Говорят, вы еще и в выборах участвовали.

- Участвовала. На выборах губернатора Московской области я работала в штабе Бориса Громова и Михаила Меня по Подольскому району. Было сложно, но очень интересно, я приобрела уникальный опыт. Это были действительно демократические выборы.

- Сейчас нет желания снова заняться выборами?

- Честно говоря, политика мне нравится. Но я все же человек действия, и в том варианте, в каком политика существует сейчас, я бы не очень хотела ею заниматься. После фактической отмены выборов это дело неблагодарное. Колхоз и ходьбу строем я не люблю, предпочитаю работать не со списком, а с конкретным кандидатом, который выигрывает или проигрывает потому, что это именно он, с кандидатом, который знает, кто его избирает и в чем нуждаются его избиратели. Я считаю, что это правильнее. Поэтому я  очень рада, что на выборах в Ивановскую областную думу вернулись одномандатные округа.

- Вы член партии «Единой России»?

- Нет.

- А почему?

- Думаю, нашей семье достаточно одного члена партии…

-

Но как политтехнолог вы мужа консультируете?

- Нет. Это он меня консультирует, и не только в политике. Мой муж из того редкого числа людей, которые могут ответить на любой вопрос. С ним всегда интересно, его невозможно поставить в тупик – сказывается хорошее воспитание, образование и жизненный опыт.

-

Тогда как вы относитесь к партии власти?

- В партии власти (как и в любой партии) есть и то, что мне нравится, и то, что не нравится. Мне не нравится (но от этого, никуда не уйдешь), что порой из-за массовости в партию попадают неприятные личности.

- Если вы всегда говорите то, что думаете, скажите, пожалуйста, что думаете о местном политическом и бизнес-бомонде, с которым вам приходится общаться.

- Как председатель общественной организации «Женская инициатива», я общалась со многими ивановскими бизнесменами. Одни оказывали и оказывают реальную помощь, другие наотрез отказываются помогать. Но социально ответственных людей гораздо больше.

-

То есть вы всех оцениваете с позиции, кто как откликается на ваши инициативы?

- Можно не откликаться на наши инициативы – но проявлять свои.

- Но ведь, организуя бизнес, предприниматель создает рабочие места, платит налоги государству. Вы же зачастую просите профинансировать то, о чем должно заботиться именно государство (например, капитальный ремонт областной больницы, оборудование в НИИ Материнства и детства, жизнедеятельность детских домов, коррекционных школ и пр.). Вы считаете, это нормально?

- Более чем. Мы же живем не в вакууме. И если есть такая возможность, почему бы не сделать что-то, что улучшит условия в лечебных заведениях, в которых периодически вынуждены находиться наши дети? Например, продать по себестоимости пластиковые окна, матрасы-подушки и постельное белье, если ты их производишь. Ждать, пока государство что-то кому-то даст, потому что должно, нет смысла - надо искать способы сделать жизнь вокруг себя хоть немного лучше здесь и сейчас. 

- А бюджетные деньги, которые должны на это тратиться, пусть разворовываются и расходуются неэффективно? 

- Вы знаете, у нас дотационный регион и бюджетные возможности ограничены. К тому же у каждого есть свое представление о том, каким должно быть государство. Я считаю, что государство это в том числе и мы с вами. И от того, как мы ко всему относимся, зависит очень многое, если не все. Мы наблюдали порой отнюдь не бережное отношение к сделанному нами ремонту со стороны лежащих в больнице мамочек – просто потому что это не их, а «государственное». Было обидно. К сожалению, так происходит в большинстве случаев, когда человек не прилагает к чему-то своих усилий.

- Есть мнение, что многие бизнесмены дают деньги на проекты «Женской инициативы» только потому, что вы, жена губернатора, возглавляете эту организацию и лично просите их об этом.

- Думаю, что абсолютное большинство делает это от чистого сердца. Но есть и другие примеры, когда бизнесмены принципиально не помогают, ну что же - это их гражданская позиция, которую я считаю неправильной. Конечно, просить нелегко, я испытываю внутренний дискомфорт. Был случай: предприниматель нехотя оказал помощь, а когда их ребенок попал в отремонтированное отделение, он увидел, что там сделано, и стал помогать нам регулярно.

Вы поймите, работа «Женской инициативы» не строится на «дайте нам денег». Мы стремимся найти разные варианты сотрудничества: одних просим продать необходимое по себестоимости или со скидкой, других – оплатить выставленные счета. Поверьте, для многих бизнесменов, которые работают у нас в регионе, это капля в море: если они продадут что-то по себестоимости, это не ударит по их карману.

Мы ищем нестандартные ходы и решения. Недавно, например, написали письмо в компанию TigiKnauffи нам бесплатно прислали почти полторы тысячи квадратных метров гипсокартона и строительные смеси. Оказывается, никто к ним с подобными просьбами не обращался, а они были готовы помочь. Недавно разорился один банк, мы написали письмо, и нам отдали всю мебель, которой мы оснастили ординаторские детских отделений областной больницы…

Мы пытаемся сами заработать: выпустили кулинарную книгу, проводим благотворительные мероприятия. Участвуя в них, многие люди задумываются, каким образом могут нам помочь. К примеру, Татьяна Смирнова (фирма «Луч») не только накупила сладостей на нашей «Сладкой ярмарке», которую мы устроили 3 июня в кафе «Пелегрино», но и пообещала обеспечить реабилитационный центр «Подсолнух» сантехникой и смесителями.

Неравнодушных людей на самом деле немало. Но если не показывать пример, ничего никогда не сдвинется. Хотя должна сказать, что многие ивановские бизнесмены и до появления «Женской инициативы» активно занимались благотворительностью (например, Наталья Кирюшкина, Ольга Маслова, Лариса Пименова и многие другие), просто они не брались за какие-то масштабные проекты, а их деятельность не так активно освещалась средствами массовой информации.

-

В Иванове давно работает организация, объединяющая женщин, - «Деловая женщина». Почему вы не стали работать в ее рамках?

- Мы совершенно разные организации, нас даже сравнивать нельзя. Во-первых, «Деловая женщина» существует на взносы, ее руководители платят себе зарплату. У нас зарплату получает только секретарь и бухгалтер. На свои ежеквартальные взносы мы делаем добрые дела. Мы не занимаемся организацией публичных мероприятий, работающих только на имидж. Главное светское мероприятие, губернаторский бал для нас не развлечение, а работа.

-

Вырисовывается прямой путь - поучаствовать в работе «Женской инициативы», чтобы выйти через вас на губернатора. Вы можете влиять на мужа в решении рабочих вопросов?

- Я никогда этого не делала и делать не собираюсь. К тому же я сразу вижу подобные «заходы», начинаю негативно относиться к людям, которые их делают, и автоматически выключаю их из круга своего общения. Конфликтов у нас в семье не бывает, но если бы я попыталась сделать то, о чем вы говорите, случился бы первый, и немаленький. Многие рассказывают, что мой муж иногда грубо ругается, я еще не была тому свидетелем, возможно, в первый раз услышала бы.

Кстати, те, кто нам реально помогают, и так имеют прямой выход на губернатора…

-

Но бывают же ситуации, которые возмущают вас до глубины души, и вы говорите мужу: ну, сделай же что-нибудь… 

- Бывают, и я обязательно делюсь своим возмущением с мужем, но не потому, что меня об этом кто-то попросит. И непременно попытаюсь сама что-то предпринять, чтобы ее исправить. Я не могу пройти мимо. Я считаю, что нам сильно исказили наше сознание, можно сказать, изуродовали. Почему мы считаем, что ничего никому не должны? Когда мы рождаемся, мы уже должны своим родителям, потом рожаем детей – и должны своим детям. Мне не все равно, в какой поликлинике они будут лечиться, в какой детский сад и в какую школу ходить. Можно, конечно, жить и надеяться, что государство захочет и сможет выполнить все свои обязательства, но это не моя позиция, не мое представление о том, что я должна делать и какими вырастут мои дети. Я не хочу, чтобы они проходили мимо лежащего на земле пожилого человека, надеясь, что мимо проедет государство в виде патрульной машины и заберет его. Я не хочу проходить мимо. Не хочу, не могу и не буду. Это мой жизненный принцип.

-

С бизнесом все понятно. Но многие обычные люди будут ссылаться на то, что нет возможностей помочь, в первую очередь материальных.

- Я не верю, когда говорят «нет возможности». Это отговорка. Я отдаю себе отчет, что тех денег, которые мы сейчас собираем, не хватит, чтобы привести в нормальное состояние детский реабилитационный центр «Подсолнух». Но не все упирается в деньги: можно взять в руки кисточку и покрасить что-то. Недавно мы выезжали в Холуй, в школу-интернат восьмого вида, где надо было привести в порядок детскую площадку. Думаете, нашлось много людей, которые сели бы с нами в автобус и поехали это делать? Когда мы выезжали на субботник в Дом ребенка на улице Любимова, то сами разгружали четыре восьмитонных КАМАЗа земли (спасибо десантникам и курсантам противопожарного института МЧС, которые вскопали землю для посадок).

Помогать или не помогать (деньгами или нет, неважно) - это личный выбор. Я уже говорила, что и до нас многие предприниматели занимались благотворительностью. «Женская инициатива» стала следить за тем, чтобы пожертвования расходовались эффективно. Мы не просто даем денег – мы приобретаем то, что действительно необходимо. Чтобы определиться, что же необходимо, мы все протопываем ногами. Я могу детально рассказать, что сделано и нужно сделать в каждом учреждении, которое я курирую. Я знаю об этом не понаслышке.

Например. Аркадий Златкин давно перечисляет деньги школе восьмого вида в Решме. Я съездила туда, познакомилась с директором. Да, видно, что школе помогают: кабинет у директора отремонтированный, уютный. Я спрашиваю у директора, как помочь, а она отвечает, что ей нужен автомобиль – неудобно в Иваново на автобусе ездить… По мне лучше вообще денег не давать, чем давать бесконтрольно. Мы договорились с Аркадием, что сумму, предназначенную этой школе, он будет переправлять адресно - на то, что действительно нужно детям. А то получается, что директор тратит деньги по собственному усмотрению, а предприниматель искренне считает, что помогает детям.

- А зачем вы стали президентом ивановского баскетбольного клуба «Энергия»? 

- С такой просьбой ко мне обратилась сама команда. В Ивановской области две профессиональные спортивные команды – футбольная («Текстильщик») и баскетбольная («Энергия»). Так получилось, что у «Текстильщика» очень сильный куратор – председатель облдумы Сергей Пахомов, у «Энергии» куратора вообще не было, поэтому основная финансовая поддержка распределялась в пользу футбола. Мое президентство позволило это уравновесить.

- Говорят, ваш интерес к команде связан со строительством спорткомплекса, которое будет стоить огромных денег.

- Договоренность о строительстве спорткомплекса с министром спорта Виталием Мутко была достигнута задолго до моего прихода в клуб. Мне хочется верить, что мой приход повлиял на спортивные результаты: в прошлом году команда заняла второе (а по факту первое) место, в этом - первое место и перешла в суперлигу. Если бы этого не случилось, мы бы ее потеряли: сильных игроков раскупили бы другие клубы.

Внимание творит чудеса. Как «Энергия» сыграла благотворительный матч с сильной командой из Череповца! Победный мяч девчонки забили на последних секундах, трибуны неистовствовали…

Баскетбол – очень зрелищный вид спорта. Тот зал, в котором сейчас играет матчи «Энергия», лишает команду зрителей. С этим надо что-то делать.

Большим достижением я считаю то, что создан попечительский совет клуба, в который вошли все, кто хотел. С его помощью мы уже купили автобус для команды. Это сократит бюджетные расходы на недальние поездки, а главное – уже настроило команду на позитивный лад. Голова у девчонок должна быть занята игрой, а не организационными проблемами. А организационные проблемы почему-то решаются гораздо лучше, когда клуб возглавляет известный в регионе человек. Тогда никто не забывает принять котировки, которые подает команды, вовремя выделить деньги… Когда я возглавила клуб, автомобиль директора был заложен: на эти деньги команда съездила на соревнования, хотя они должны были поступить из бюджета.

-

В общем, все, что ни возьми, держится на личной инициативе…

- …и преимущественно женской.

- Одной «Женской инициативы» для профессиональной и личной реализации вам достаточно?

- Нет, она больше для души. Я хотела всколыхнуть ивановское общество, на нашем примере показав, что нужно действовать самим, а не ждать помощи извне. Есть вещи, которые вообще делаются без денег - собственным трудом, собственным вниманием. Можно сказать, что пока я жертвую собственной реализацией ради реализации мужа.

- То есть еще 5 лет вы потерпите? Что вы почувствовали, когда узнали, что мужа оставили губернатором еще на один срок?

- Не могу сказать, что я что-то терплю. Это слово не подходит. Мне здесь комфортно, хотя в душе я остаюсь москвичкой.

Честно говоря, я знала (чувствовала), что мы остаемся еще на 5 лет, поэтому особых эмоций не испытала. Переназначение восприняла как должное: мне казалось, что не может быть по-другому. Может, потому, что мы изначально готовились к тому, что едем в Иваново не на один срок.

- В какой сфере вы хотели бы реализоваться, когда предоставится такая возможность?

- У меня много разных интересов, но я считаю, что главное – поставить цель и правильно организовать процессы, а я люблю и умею это делать.

 

 

текст Елена Новгородова, фото Марина Бурова

Источник: журнал "1000 экземпляров" (№7(63)2011)

Добавить в закладки

Похожие статьи

Анна Сомова
24.01.2018
Ребенок не ест. Что делать?
Анна Сомова
24.01.2018
Про детское ожирение
Анна Сомова
28.12.2017
Мясная промышленность для детей
Анна Сомова
12.12.2017
Мой ребенок плохо ест
Анна Сомова
06.12.2017
Питание в детском саду и рацион дошкольника
Анна Сомова
21.11.2017
Биохимическая сахарная зависимость
Анна Сомова
17.11.2017
Глюкоза для мозга
Анна Сомова
17.11.2017
Сахар. Вредно или нет?
Анна Сомова
07.11.2017
Питание для красивых волос
Комментарии
Отправить
Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.