Регистрация
Впервые
на ИвановоМама?

Пройдите простую регистрацию
Автор: Администратор
писать или читать. что сначала?

Писать или читать. Что сначала?

Чему ребенок должен научиться раньше ‒ читать или писать? Ответ кажется очевидным: конечно, читать. Почему? Это легче. Вроде бы легче. Потому что все помнят: учиться писать тяжело. Правда, именно поэтому бабушки, озабоченные перспективами ребенка, усаживают его за прописи задолго до того, как час учебной барщины пробьет официально. И до того, как он научился как следует читать. Тут налицо какое-то противоречие. Попробуем в нем надо разобраться.
Бабушки, мучающие детей прописями, обычно мотивируют свое поведение так: в школу пойдет, ему легче будет. А пока он буквы пишет, глядишь, и читать научится. 

Первый довод кажется сомнительным: почему для того, чтобы потом было легче, сейчас должно быть тяжело? 


А вот второй довод имеет под собой основания. 

В традиционной школьной методике так называемый «букварный период обучения грамоте» включает одновременное обучение и чтению, и письму. 

Такой авторитетный педагог как Мария Монтессори тоже считала, что письмо должно предшествовать чтению. В ее системе обучать письму ребенка начинают с четырех лет. Причем это письмо «настоящее», каллиграфическое. И Мария Монтессори, судя по ее заметкам, добивалась на этом пути успехов. В частности, по ее системе дети с умственной отсталостью обучались писать до поступления в школу, что помогало им встроиться в систему общего образования того времени. 

Как это объяснялось? Письмо, в отличие от чтения, – предметная деятельность: ты приложил усилия – и виден результат. Это важно для ребенка. Кроме того, письмо дает «мускульное переживание» буквы. В процесс распознавания знаков включается моторная память. А когда пишешь слог или слово, то сливаешь буквы и невольно их проговариваешь. Поэтому письмо действительно продвигает на пути к чтению. 

Но есть одна очень важная вещь, которую не учитывала Мария Монтессори. Письмо – деятельность, родственная рисованию. А рисование в ходе развития ребенка выполняет много разных функций. Ребенок рисует совсем не так, как это делает взрослый. Для ребенка рисунок – это развернутое сообщение об окружающем мире и о своем самочувствии. Это такое протописьмо. Классик отечественной психологии Лев Выготский так и говорил: рисование в детском возрасте предшествует письму. Но не письму в смысле последовательного воспроизведения значков-букв, а в смысле письменного сообщения, сочинения. 

Детский рисунок – это прообраз письменной речи, развернутого письменного высказывания. В рисунке ребенок осваивает свойства знака: оказывается, все вокруг можно изобразить с помощью специальных значков. И это послание – в виде значков – будет понятно окружающим. Поэтому так важно расспрашивать детей о том, что они нарисовали. Конечно, ребенок не всегда рассказывает, что он нарисовал. Часто он по ходу рассказа начинает что-то придумывать или «усматривает» в своем рисунке то, чего там изначально не было. Это нормально. Даже хорошо. И это другая составляющая развития детского воображения. Для нас сейчас главное то, что самостоятельный детский рисунок – это прообраз письменной речи, в котором очень сильно задействовано воображение и который эмоционально нагружен. 

Ни тем, ни другим не обладает письмо в дошкольном возрасте. 

Да, можно научить ребенка рано писать. Писать красиво и правильно. И если вы – Мария Монтессори, то ваши малолетние ученики даже не будут орошать прописи слезами. Им это даже понравится. Но при всем уважении к Монтессори невозможно скрывать тот факт, что ее воспитанники не рисовали. Вообще. Это не предусматривалось ее программой. И они не слушали сказок. Мария Монтессори, передовая женщина своего времени, была последовательной сенсуалисткой, полагавшей, что в основе познания лежит физиология ощущений. И главное в воспитании – развивать эти ощущения. В этом есть много истины. 

Но все, что имело отношение к фантазии и воображению, она считала вредным. Фантазирование, на ее взгляд, уводит ребенка от реальности, от реального понимания себя и окружающего. 

В 20-х годах прошлого века подобные мысли без всякой связи с Монтессори возникли и у советских педагогов, исповедовавших материалистическую философию. Возникшая в то время так называемая «дискуссия о сказке» поставила под сомнение ценность многих литературных произведений. Эти идеи оказались довольно живучими. 

Но в начале ХХI века мы уже с полной уверенностью можем утверждать, что самые важные открытия делаются людьми с развитым воображением. И что вообще воображение – необходимая составляющая мышления. Не только гуманитарного, но и математического. Говорят, что современные физики бьют все рекорды по уровню развитости воображения. 

Так что детское воображение, с точки зрения жизненных перспектив ребенка, должно заботить нас не меньше, чем детские умения, связанныес возможным беспроблемным существованием в первом классе. 

И поэтому мы должны отдавать себе отчет в том, что такое рисование для ребенка. 

Рисование, повторюсь, в ходе детского развития предшествует письменной речи. Развитое самостоятельное детское рисование – это показатель того, что ребенок будет способен излагать свои мысли письменно. 

Но, парадокс, как только мы начинаем учить ребенка писать, это самым печальным образом сказывается на его рисовании – просто потому, что это смежные виды деятельности и рисование по ходу дела почти неизбежно вытесняется письмом. Многие из интересно и обильно рисующих в младшем возрасте детей позднее теряют эту способность – если она не поддерживается специальными усилиями. То есть если рисование не переводится в иную плоскость – в плоскость изобразительного искусства. 

Именно по этой причине я бы не советовала родителям учить маленьких детей по прописям. 

Но! 

Кроме прописного, существует так называемое «рисуночное письмо» – когда ребенок изображает буквы, как «умеет». Когда он их рисует. 

Рисуночное письмо отличается от письма по прописям в первую очередь тем, что возникает спонтанно: ребенок вдруг начинает рисовать буквы по своему почину. И чаще всего эти буквы появляются в детских рисунках. Они и есть элементы детских рисунков – свидетельства того, что письмо рождается из рисования. 

Такие попытки ребенка рисовать буквы надо ценить и поддерживать. Они сигналят о том, что ребенок уже дорос до восприятия буквы как знака. Это первый признак того, что скоро его можно будет учить читать. Более того – он уже приступил к самообучению. Только обучение происходит не с той скоростью, с которой нам хочется (а нам хочется со скоростью, близкой к космической), и совсем не по той системе, на которую мы себя настроили. Письмо как таковое, как зафиксированное на бумаге сообщение, ему еще предстоит открыть. А сначала он открывает для себя письмо как рисунок. 

Многие родители наверняка сталкивались с таким явлением, как имитация письма: волнистые линии, крючки – так ребенок изображает, будто что-то написал. И ему очень хочется, чтобы вы это причитали. Ну и прочитайте, что вам стоит? Четырехлетнему – прочитайте. И наберитесь терпения дождаться, когда же он сам поймет, что писать – это нечто другое. 

Как ребенок перейдет от рисования букв к чтению, сказать невозможно. Точнее, можно предположить какие-то сценарии с более или менее активным участием родителей. Но главное – не торопиться. Первая буква в рисунке – всего лишь первая ласточка весны в обучении чтению. 

Когда я говорю «не торопиться», я имею в виду только родителей. Если запрос научиться чему-то исходит от ребенка, его нужно тут же удовлетворять – чтобы поддерживать познавательный интерес в тонусе. 

Но вы ведь помните, что произошло с пятилетним Фридером из повести Гудрун Мебс «Бабушка! – кричит Фридер»? Фридер захотел научиться писать. И бабушка показала ему образец. А Фридер не смог повторить написанное слово. И страшно расстроился. Тогда мудрая бабушка предложила внуку это слово слепить. 

То есть тут придется быть еще и изобретательным. И будет правильно на этом этапе – понятного детского запроса – воспользоваться опытом человечества. В частности, опытом той же Марии Монтессори. А Монтессори, много знавшая про мускульную память, в качестве одного из приемов обучения письму ввела в обиход кальку. 

Не видела ни одного ребенка, который отказал бы себе в удовольствии копировать рисунки, буквы и слова. Только в отличие от Монтессори мы не будем настаивать на том, чтобы буквы были письменными. Это – как захочет ребенок. 

Вообще не могу не сказать, что письменные буквы и умение писать ручкой уже сейчас выглядит несколько архаично и воспринимается как исключительно школьное умение, которое по окончании школы всерьез больше не понадобится. Поэтому я бы вообще отделила обучение чтению от обучения письму. Сначала рисовала бы с детьми буквы и учила бы их читать. Потом – печатать на компьютере. А потом, классе в третьем, ввела бы в программу предмет «каллиграфия», где можно было бы иметь дело с уже сформированными, адаптированными школьниками, с их физически достаточно развитой рукой и умением взглянуть на письмо как на особое искусство. 

Наверное, со временем так и будет. 

Автор - Марина Аромштам 
http://www.belmama.ru/text1/?text1=1377http://www.papmambook.ru/articles/520/

Добавить в закладки

Похожие статьи

Администратор
10.10.2018
Вся правда о женском бесплодии
Администратор
09.10.2018
8 способов укрепить иммунитет
Администратор
09.10.2018
Куда шагнуло ЭКО
Анна Сомова
24.01.2018
Ребенок не ест. Что делать?
Анна Сомова
24.01.2018
Про детское ожирение
Анна Сомова
28.12.2017
Мясная промышленность для детей
Анна Сомова
12.12.2017
Мой ребенок плохо ест
Анна Сомова
06.12.2017
Питание в детском саду и рацион дошкольника
Анна Сомова
21.11.2017
Биохимическая сахарная зависимость
Комментарии
Отправить
Комментарии модерируются. Пишите корректно и дружелюбно.